Чашу жизни испить до дна (о Н.А. Мацулевич)
   

Детей забирали для работы в крестьянских хозяйствах. Однажды Яну вызвали на проходную. Когда она подошла, то увидела, что там сидят несколько женщин-латышек. Одна из них, полная, в зелёном в белый горошек платье, предложила ей поехать с ней в Ригу, сказала, что берёт её как дочь, жить к себе. На что Яна со слезами отказалась, сославшись на то, что здесь у неё два брата-близнеца и подружка Лида. Женщина не ругала её, а обещала приехать через неделю. К радости Яны, больше она не появлялась.

Судьба ежедневно устраивала детям всё новые испытания. Необходимо было выдержать весь этот ад и дождаться победы.

Встреча с освободителями

Дети ужасно боялись построений на площади. Во время таких построений их по жетонам сортировали на группы. Однажды группу, где находились Яна, её братья и Лида, посадили в маленький голубой автобус с одной дверкой и увезли. По дороге автобус ос­тановился, зашёл мужчина, проверил жетоны, забрал несколько детей, в том числе Лиду. На­стало время расстаться с Лидой навсегда. Ос­тальных повезли дальше. Снова остановились в поле, и снова в автобус зашёл какой-то муж­чина в соломенной шляпе. Проверил жетоны,              

забрал ещё нескольких ребят, в числе которых оказались и братья Яны — Виктор и Бронислав. Так судьба разлучила их до 1949 года. Яна осталась одна — рядом ни одного родного человека. Леденящий страх перед неизвест­ностью сковывает душу. Наконец-то автобус прибыл в Дубултовскиий детский приют.

Ознакомившись со здешними условиями, Яна поняла, что здесь, по сравнению с лагерем смерти Саласпилс, лучше. Дети спали на кроватях, кормили супом из овощей, в основ­ном турнепса, кормовой свёклы. Недалеко от приюта находился большой костёл, куда води­ли молиться. Перед сном во время молитвы всегда заставляли просить у Бога здоровья Гитлеру. Но и Яна, и другие дети, хотя и произносили фразу: «Дай Боже здоровья Гитлеру», — скорее говорили это механически, чем осознанно, — все в это время думали о своих близких, родных. Перед едой застав­ляли стоя читать молитву «Отче наш». В одной из комнат висел большой портрет Гитлера.

Здесь у детей началась чесотка на руках, между пальцами расчёсывали до крови. Спа­сались иногда солью. Мальчикам как-то удава­лось то ли выпросить у поваров соль, то ли сво­ровать. Соль сыпали на ранку и начинали те­реть. Боль ужасная, хотелось при этом плакать и кричать, но нельзя, иначе попадёт всем: кто дал соль и кто её достал неважно каким путём.     


Предыдущая страница 1 . . . . . 15 16 17 18 19 20 21 . . . . . 52 Следующая страница