Чашу жизни испить до дна (о Н.А. Мацулевич)
   

Мама снова села на табурет, привлекла к себе Яну и стала подробно рассказывать о сёстрах, братьях, об отце. Только после долгого разговора Яна начала осознавать, что эта женщина действительно её мама. В чертах её лица, в манере разговора, ласковых словах узнавала родного, любимого, самого главного для неё человека — маму. Мамина улыбка, её радостные рассказы... и вот жизнь снова улыбается Яне.

Заледеневшая от пережитого в концлагере душа начала оттаивать. Именно во время этой встречи с мамой Яна почувствовала, как отступает мертвящий холод воспоминаний о скитаниях, унижениях. Прикосновения матери дарили тепло, которое согревало, давало ей энергию и силы.

Яна вернулась к себе в комнату поздно, девочки уже спали. Только сама Яна долго не могла уснуть. Утром их с мамой провожали всем детдомом. Бесконечно добрая русская женщина Елена Ивановна, ставшая волей судьбы для многих детей второй матерью, собрала им в дорогу продуктов, дала воды.

Возвращение в родную деревню

Приехали на территорию Белоруссии в Би­госово, от которого до родной деревни более 20-ти километров. Мама рассказывала о страш-          

ных днях лета 1941 года, о том, как фашисты схватили её с детьми и доставили на желез­нодорожную станцию Бигосово, как в товарных вагонах отправили их в концлагерь, как умерла младшая в семье дочь Тонечка. С горечью и со слезами на глазах мама смотрела на раз­рушенные дома, вокзал. Затем они двинулись пешком в свою деревню. Было лето 1946 года. Прошло почти два года, как освободили территорию Белоруссии от фашистов. Однако всё по-прежнему лежало в руинах, царила разруха: машины не ходили, лошадей не было. Шли по еле заметной дороге, кругом заросли высокой травы. На их пути не было видно ни одного дома. По дороге садились в траву отдохнуть, ели и пили то, что дала в дорогу в детдоме заботливая Елена Ивановна. Только к вечеру добрались до родной деревни Королёво. День, проведённый вместе с мамой, был для Яны особым. На всём пути мама рассказывала о себе, как была в концлагере, но молчала об отце и о братьях-близнецах — о них она ничего не знала.

После долгих разговоров с мамой Яна восстановила некоторые события в своей дет­ской памяти. Когда пришли к родному очагу, мама сказала: «Вот, доченька, мы пришли домой». Девочка осмотрелась. Там, где раньше стояли добротные деревенские хаты, их пяти­стенный бревенчатый дом, росли ухоженные         


Предыдущая страница 1 . . . . . 20 21 22 23 24 25 26 . . . . . 52 Следующая страница