Учитель. Фронтовик. Патриот (об А.К. Якимовиче)
   

вместе, есть дело. Подростки активно откликнулись, собрались на своё импровизированное комсомольское собрание. Анатолий одним из первых откликнулся: как же, есть возможность хоть чем-то помочь Красной армии. Но встреча не состоялась. Прождав до вечера, юноши и девушки разошлись по домам. Ночью же сельчане проснулись от выстрелов. Произошёл первый в деревне бой, который длился около часа, а утром возле гумна остались семеро убитых. Оказалось, что ночевавшие в деревне люди, одетые в форму советских солдат, на самом деле были диверсантами. Кто уничтожил немецких диверсантов, кто помешал осуществить им план, для какой провокации они хотели использовать деревенскую ребятню, осталось неизвестным. Днём всех убитых закопали на деревенском кладбище.

В начале июля 1941 года стояла невыносимая жара. Знойное небо, казалось, полыхало жаром, как раскалённый до синевы чугун в горне кузнеца. Селяне привыкли, что утром вся улица Новин обычно покрывается пылью, поднятой стадом коров, которых выгоняли на пастбище. Однако ближе к полудню эта же улица снова оказалась затянутой туманной дымкой, но уже от пыли, поднятой гусеницами немецких танков, и от выхлопных газов, которые клубами вылетали из перегретых танковых двигателей. А вскоре, утопая сапогами в песке, поднимали пыль уже немецкие солдаты, колоннами прод-                            

вигавшихся в сторону Березино. Спустя какое-то время оттуда стали доноситься орудийные залпы, треск пулемётных очередей, гулкие винтовочные выстрелы. Новины внезапно оказались в ближайшем вражеском тылу. На протяжении нескольких дней на реке Березине велись ожесточённые бои. Здесь воины 161-й стрелковой дивизии Красной армии пытались сдержать напор бронированной армады Гудериана. Силы были неравными. Разрозненные части 161-й и действовавшей севернее 100-й дивизии генерала Руссиянова, ранее стойко сдерживавшие напор врага в районе Минска, вынуждены были с боями, по бездорожью, лесами отступить в сторону Орши. На родине же Якимовича началась иная жизнь, которая потом, уже после войны, была определена термином «оккупационный режим».

Семнадцатилетний Анатолий был комсомольцем. Он вместе с друзьями следил за событиями в Испании, искренне переживая за республиканцев и мысленно поддерживая их. Но это воспринималось как-то отвлечённо, как происходившее где-то далеко-далеко. А тут враги, те же самые фашисты, в родной деревне. В Новинах не было постоянного гитлеровского гарнизона, здесь оккупанты поставили старостой местного жителя, который больше помогал односельчанам, чем новой власти. Гарнизон был в соседней, довольно большой деревне Поплавы. Здесь незадолго до войны                              


Предыдущая страница 1 . . . . . 3 4 5 6 7 8 9 . . . . . 83 Следующая страница