Чашу жизни испить до дна (о Н.А. Мацулевич)
   

В неволе

Однако свершилось то, чего они больше всего боялись. На одном из участков пути при переходе через дорогу их обнаружили полицаи. От охватившего Яну острого страха, она не может вспомнить детали: как избили маму, как доставили их на маленькую железнодорожную станцию городка Бигосово, что в 25-ти километрах от их родной деревни Королёво. Здесь уже было много таких, как они: женщи­ны, дети, старики. Вели себя покорно, некото­рые узнавали друг друга — все были белорус­скими крестьянами из деревень, расположен­ных вокруг Бигосово. Держали всех под откры­тым небом под присмотром полицаев. От жары, истощения и жажды детям становилось плохо. Они плакали, просили отпустить. Взрослые бы­ли в отчаянии, пытались выйти из окружения, но их тут же жестоко избивали.

Через какое-то время всех пленённых по­грузили в товарные вагоны и наглухо закрыли двери. Людей в вагоне было много, некуда сесть, приходилось стоять. В углу товарного вагона была пробита дыра для туалета, к ней — постоянная очередь. Поезд двигался крайне медленно, часто останавливался, при этом две­ри не открывались. Сколько времени длилось это тюремное «путешествие», в памяти восстановить невозможно. Яна,                               

маленькая сестра Тоня, братишки-близнецы Виктор и Бронислав не отходили от мамы.

Но вот, наконец-то, удушающее зловонием «путешествие» закончилось, и поезд остано­вился. Всех высадили из вагонов и доставили в Даугавпилсскую тюрьму на территории Латвии. Семья Яны, как и другие пленники, оказалась в маленькой подвальной камере, в которой было одно окно высоко от пола, ближе к потолку. Через него можно было видеть лишь ноги людей, изредка проходящих рядом со зданием, слышать щёлканье бича и цоканье лошадиных копыт.

Каждый день в камеру доставляли всё новых арестованных. Сидеть было негде, спали на це­ментном полу. Кормили плохо, постоянно хоте­лось есть и особенно пить. Избитые пленные стонали, помогать им и ухаживать за ними за­прещалось. Но некоторые женщины, рискуя собственной жизнью, оказывали помощь сока­мерникам: обрабатывали раны, при возможнос­ти давали пить. В этой тюрьме, в маленькой камере, пропитанной кровью и смрадом, семья Яны понесла первую потерю — умерла самая младшенькая сестрёнка Тонечка. Она не выдер­жала испытаний: скитания по лесам, недо­едания, жажды, «путешествия» в вагоне поезда и пребывания в тюремной камере. Причину смерти никто не установил.


Предыдущая страница 1 . . . . . 6 7 8 9 10 11 12 . . . . . 52 Следующая страница